И сказал он
ckukuev
Когда я вернулся с работы, Маринка как всегда висела в своей аэросфере, и общалась по сети.
- Ну смотри, что Светка выложила, - сказала она укоризненно, и я понял, что начинаются проблемы.
Они вечно чего-нибудь выкладывают. У них вообще жизнь устроена по принципу: не выложил - не жил. А расхлёбывать мне.
- Ермаковы себе планету сделали. В плэнетформинге заказывали. С населением. Теперь они боги, а у них есть их божьи создания, которые их любят. Счастливые!
Вогруг неё повисло несколько голографий Ермаковых на их собственной планете в окружении десяти невысоких смазливых существ, одетых в голубые и розовые туники.
- Это апостолы. Правда, пусечки? А какие у нас хвостики! Какие ушки!
- Вась! – она посмотрела на меня серьёзно, - А когда же у нас?
- Ну… ты же знаешь… - попытался я затянуть, но тщетно.
Маринка отвернулась, и демонстративно уставилась на улыбающуюся чету Ермаковых. Чета сияла как Солнце на Меркурии, а в глазах у Маринки уже были слёзы.
- Через неделю на второе пришествие поедут уже.
- Чьё пришествие? – не понял я.
- Господи, ну их же и пришествие! Первое то уже было, вон голографии среди апостолов. Всё как у людей. У нас вот только не всё как у людей, - захныкала она, а я, вспомнив об ещё одном неотложном деле, скрылся за платиновой плитой своего кабинета.
Трудно быть самым нелюбимым в доме. Я сломался через три дня. В чём-то она права, и у нас должно быть всё, как у людей.
Я нашёл местопребывание пленетформеров по сети, но не удовольствовался с ними общением по сети, а скакнул к ним прямо в офис. Большой очереди не было, но возле сферы офиса висело два роскошных самопрыга ВАЗ-2424. Мой газик смотрелся на их фоне гадко, из-за чего пришлось ставить его с другой стороны. Самопрыги для среднего класса сейчас выпускают достойного качества, из-за чего я и не покупаю излишней роскоши, но рядом с ВАЗами они выглядят не достаточно внушительно. Лучше поставить за углом.
Секретарша мрачно продемонстрировала мне ознакомительный фильм о пленетформинге, который я уже, кстати, видел на сайте, и направила к менеджеру.
Менеджер пессимистично оглядел меня с головы до ног, и вздохнул.
- Вас уже предупреждали, что фирма не несёт ответственности за ход эволюции на планете, а уповает лишь на то, что законы природы действуют повсеместно?
- Да, - сказал я, набираясь терпения, чтобы пережить долгое начало сделки.
- Итак, фирма берёт на себя обязанность в течение четырёх месяцев изготовить для вас планету земного типа, зародить на ней жизнь, и, в заданной точке развития цивилизации разумных существ, передать вам её, планету, в собственность. Вы же берёте на себя обязанность оплатить услуги фирмы в размере…
- Постойте, - опешил я, - Как это в течение четырёх месяцев? Это много, нельзя ли изготовить быстрее? Я не могу так долго ждать!
Менеджер вздохнул. По лицу его было видно, что ему надоела та речь, которую он вынужден произносить сейчас для меня.
- Понимаете, количество времени обусловлено объективной необходимостью. Представьте, что мы должны вначале создать гигантское пылевое облако, и дождаться, когда оно сколлапсирует в звёздную систему. Затем нужно дождаться, когда подходящая планета остынет настолько, чтобы на ней могла существовать жидкая вода. И только после этого мы можем начать устройство живых одноклеточных организмов на основе глиняных сорбентов, и липидных коацерватов. Понимаете? - несмотря на атакующий тон, глаза его оставались грустными и безучастными, меня потянуло зевнуть, - Но я говорю сейчас только лишь об одноклеточных, развитие которых происходит чрезвычайно долго. Потом ещё ожидается эволюция многоклеточных организмов. По времени это хоть и веселее, но тоже происходит не сразу. И всё это вместе четыре месяца. Минимум!
- Но можно же использовать технологии временных вспышек?
- Разумеется, мы их используем! Не думаете же вы, что глобальная эволюция жизни происходит за три месяца! Но всему есть предел. Вы ведь наверно знаете об указе Генерального о засорении пространства временными аномалиями? У нас лимит. Если превысим его хоть на миллисекунду, возле этого офиса мгновенно выстроятся милицейские самопрыги! Даже не уговаривайте!
- Хорошо, - настроение моё упало. Я отчётливо осознавал, что не выдержу слёзного террора Маринки ещё четыре месяца, - Что вы можете предложить для того, чтобы ускорить строительство планеты?
Менеджер наконец посмотрел на меня заинтересованно, и снизил тон.
- Молдаване.
- Что?!
- Мы не торгуем присадками, но я могу дать адрес. Молдаване создали средство по ускорению развития интеллекта. То есть, мы не можем ускорить период зарождения планеты, и даже период развития одноклеточных организмов. Однако период от зарождения многоклеточных до стадии цивилизации мы можем заметно сократить.
- Сколько?
- Два с половиной, три месяца.
- Сколько стоит?
На модном пергаментном терминале появилась восьмизначная цифра, я провёл в платёжной щели ногтем мизинца, и попытался думать о чём-нибудь хорошем. Когда Маринка узнает, что ещё ждать два с половиной месяца, она уйдёт. Клянусь, она уйдёт.
Маринка не ушла. Напротив, довольная, что мечта её сбывается, она потратила время на подготовку к владению миром разумных существ, и даже посетила несколько семинаров евангелистов, дабы не ударить лицом в грязь перед своим народом.
И вот наконец ко мне на бортовой компьютер пришло извещение от пленетформеров о том, что объект готов, планета построена, цивилизация развита до бронзового века, мифология разучена. От себя менеджер добавил, что пророк ждёт, и потому следует поторопиться.
Я не стал так уж торопиться. Я вечером того же дня закатил небольшую вечеринку с друзьями, а на свидание отправился уже с утра, с больной головой.
Вывалившись из самопрыга, я оказался по колено в болоте, окружённом тонкими деревьями, похожими на ёлки, только ещё более правильной формы. На участках бурой суши, выпирающей из болотной жижи, совсем не росла трава, и это мне не понравилось. А так, во всём остальном…
- Я иду к тепе, каспоть! – раздался у меня в наушнике скрежещущий голос, и я огляделся. Никого.
- Я уше плиско!
Безусловно, это был пророк. Теперь вместе с голосом, где-то впереди раздался всплеск. Я похолодел, сразу вспомнив слова менеджера, - «Мы не можем ускорить эволюционное развитие, мы ускорим лишь развитие интеллекта».
- Скажи, существо, ты рыба? – крикнул я в прикрытую туманом даль, и не получил ответа.
Этот жулик менеджер запустил развитие интелекта раньше, чем в результате эволюции на планете появились обезьяны, или их аналоги. Видимо, я сейчас разговариваю с разумной рыбой, которая только собирается выйти на сушу. В подтверждение моей догадки, мимо меня пролетела гигантская, длиной почти в метр, стрекоза. Я уже где-то видел эту картинку: гигантские древовидные хвощи, гигантские стрекозы, и кистепёрая тварь, рыба с улыбающейся зубастой пастью, выползающая впервые на сушу.
Маринка меня убьёт.
- Ты рыба? – крикнул я что есть силы.
- Здрастуй, каспоть!
Из лужи прямо передо мной начало подниматься длинное бледное тело червя, которое, поднявшись на высоту моих глаз, завернулось в виде арабской цифры два, и зашевелило короткими сильными щупальцами вокруг рта.
- Ты так прекрасен, каспоть, что я хочу отложить в тебя яйца, - задушевно проскрежетало в наушнике.
При этих словах я невольно попятился в самопрыг, и лихорадочно начал набирать сигнатуру прыжка.
- Я позже прилечу, позже, - лопотал я.
Перед тем, как дверь затянулась, я опять услышал его голос, и на этот раз я различил в нём сарказм.
- Всего хорошего, и спасибо за рыбу!

Коррупция
ckukuev
Мордайер сбавлял скорость. За секунду все маячившие впереди синие звезды превратились в желтые, а сверкнувший голубой жемчужиной шарик Земли вырос, и заслонил половину вселенной. Промелькнули облака, и мощный визибр захватил изображения коричневых шапок пыли над городами. Вот он, этот город, что нужен. Река, шпили старых зданий расступились, освободив место замусоренному и гомонливому рынку. Лоток с мясом. Продавец и покупатель.

Садык:
- Э!
Семен Борисович:
- Вам какой кусочек?
- Ты какой мясо продаещ?
- Свинина.
- Э! Ты видищ, у меня шапка такая! Ты видищ, я мусульман! Пащиму свинью есть даещ?
- Ох, извините, сударь, я совсем забыл, что свинья у вас священное животное! Сожалею.
- Э! Какой такой священное животное!
- Ну, как же, как же, батенька, у вас, у магометан, значит, и у индийцев, свинья - священное животное. Потому и есть нельзя.
- Э! Я тебя зарежю!
- Извиняюсь! Запамятовал! Вот ведь стыд какой!
- Э! Говори, как мужчина! Как мне правильно сказать должен?
- Да.
- Э?
- Корова.
- А?
- Корова у индийцев священное животное, а не свинья. Ошибся.
- Правильно говорищ, свинья нельзя кущит, свинья грязни.
- Грязни? Так зачем же их, милейший, живьем-то есть? Готовить надо.
- Э! На меня смотри, да! Вниз смотри, да! Ты мужчина?
- Да.
Сержант Зубов:
- Сержн Зубв, пррдвте докм.
Садык:
- Э…
- Ты чего это мигаешь, Маугли?
- Э, мужчина не мигает! Подмигивает! Договориться хочу, как мужчина с мужчиной!
- Как мужчина с мужчиной? А это сколько?
- Э, ты же брат мне! Какие счеты между братьями? Сто рублей, потому, что я тебя уважаю.
- Ты, что, абрек, мозги мне паришь! Стоишь перед свиной вырезкой по триста рублей за кило, а мне стольник предлагаешь!
- Э! Да я здесь просто так стою, с хорощим человеком разговариваю. А свинину я не ем, я мусульман! Это я как мужчина говорю!
- А ну, залазь в машину, мужчина!
- Э! Брат! Не надо в машину, давай договоримся, как мужчина с мужчиной!
- Сколько?
- Сто рублей даю, и еще, тагибыд, двацыт.
- Мало.
- Трицыд.
- Мало.
- Четыресто.
- Чего?
- Сто четыресто.
- А, в общем, мало, или давай пятьсот, или на родину поедешь ослов ублажать.
- Договорились, брат, как мужчина…
Семен Борисович:
- Но это же взятка!
Сержант Зубов:
- Знаю, братан, знаю, нехорошо это. На родине ослы скучают. Но только, ты на эти вещи оптимистично смотри. У него в этот раз на пятьсот рублей меньше стало, может деньги закончатся, так в следующий раз его кто-нибудь и загребет.
- Взятка есть взятка, как ее ни объясняй.
- Та-а-ак… А ну, покажи разрешение на торговлю!
- Вы сначала представьтесь, как положено, и документ покажите.
- Вот это молодец! Вот это грамотно! Забыл я документ в машине, а потому и лицензию твою спрашивать не стану. Завесь мне вырезки на пятьсот рублей.
Садык:
- Садык Ноноев, специальный агент комитета по противодействию коррупции. Предъявите ваши документы.
Сержант Зубов:
- Опа! Так я же и говорю, в машине забыл.
- Ничего, пройдемся до машины.
- Зачем это надо, брат? Все равно ведь не докажешь! Пятисотка уже у продавца.
- Во-первых, не брат ты мне, во-вторых пятисотка меченая, и засияет она в ультрафиолете большим красивым словом – взятка, вместе с твоими пальчиками. А в третьих, во второй сверху пуговице моего пальто встроена камера, и через нее на тебя сейчас смотрит все мое начальство. Сержант, помашите дяде ручкой.
- Это что же творится-то! Это что же такое!
- Докладываю, сержант, это залет.
- С ума сойти! Всюду сексотов натолкали! На улицу уже не выйти! Договориться-то хоть можно? У меня ведь, семья, дети…
- Договориться можно. Требуется небольшое сотрудничество.
- Это что ты такое говоришь! На своих стучать? Свое родное отделение продавать как сука! Лучше я повешусь! Неужели, нельзя нормально договориться?
- Ладно, десятка в месяц, и тебя никто трогать не станет.
- Вот, это по-человечески. Вот за это спасибо.
Семен Борисович:
- Капитан Держак, отряд слежения за комитетом противодействия коррупции. Садык Оношоевич, задержитесь, пожалуйста…
Садык:
- Еп! Уже создали? Полугода не прошло! Когда работать! Почему никто не предупреждал?
- Хоть и поставили мне вас в разработку, Садык Оношоевич, а не ожидал я от вас, да, не ожидал. Нехорошо.
- Кто из вашей пуговицы смотрит?
- Лихачев. Знаете такого?
- Да уж, знаю. Вы нам хотя бы комиссионные оставите?
- Есть решение на пятнадцать процентов.
- И на том спасибо.
Сержант Зубов:
- Значит, Лихачев…
Семен Борисович:
- Что это вы, сержант, лопочете?
- Не сержант. Майор.
- Неужели…
- Да.
- Совет?
- Он самый. Совет при Президенте о новой антикоррупционной политике.
- Сколько?
- Да не дрожите вы коленом, капитан, половину вам оставим. Но вы, только, дань в десять кусков с меня спишите, а то, право, неловко об этом рассуждать.
Садык:
- Ну, что же, господин Зубов, теперь я могу представиться. Садык Ноноев, специальный агент сто двадцать второго отделения Интерпола. Наблюдаю за вами давно. И вот, наконец, удача. Нет, нет, не беспокойтесь, вот номер счета. Пятьдесят процентов нам вполне хватит.
Кусок свиной вырезки:
- Ага! Вот ты и попался, брат по разуму Садык! Я Хихи Чпок, уполномоченный совета по искоренению коррупции во вселенной от шестьсот пятьдесят второго заседания на Капа Кентавра. Какие будут предложения?

Мощный визибр щелкнул три вытянувшиеся физиономии.
Площадь Сенного рынка удалилась, и канула в ряби золотых шпилей. Старый город схлопнулся обратно в точку на поверхности планеты, и вот уже сама планета исчезла среди красных звезд.
Мордайер пока еще думал, но спустя минуту он проснется от размышлений, и пошлет Земле послание из космоса.
Тридцать процентов.

?

Log in